КИЕВ (QHA) -

В рамках интервью, состоявшегося 12 февраля, Джамала ответила для читателей QHA также и на несколько вопросов, касающихся проблемы оккупированного Крыма. В частности, артистка рассказала, как ее родные проживают сейчас на аннексированном полуострове, какие эмоции она испытывала два года назад во время печальных событий так называемой «Русской весны», а также о том, что следует делать украинцам, чтобы вернуть Крым.

- Затронув тему родных и близких, хотелось бы у вас спросить: как они сейчас живут в Крыму? Я слышала, там сейчас несладко…

- Я могу сказать, что мои родные, они все живут со мной. Они все со мной на связи, моя мама приезжает, она здесь в основном. А мой папа действительно живет в Крыму, он ухаживает сейчас за болеющим дедушкой, которому сейчас 87 лет. Он живет достаточно простой, сельской жизнью. У него большой огород, сад, он никогда не работал в государственных учреждениях. Раньше он занимался музыкой, а когда мы переехали в Крым, стал заниматься сельским хозяйством. То есть он выращивал огурцы, помидоры, занимался скотом, у нас было небольшое… мини-стадо из барашков… (смеется). Его жизнь совершенно другая. Он держится, потому что он находится в совершенно другой плоскости, нежели мы сейчас с вами. Поэтому я тоже держусь, и борюсь за них, за то, чтобы все у них было хорошо, и чтобы никого не обижали в Крыму.

- Хотелось бы продолжить тему Крыма, ведь близится вторая годовщина оккупации. Могли бы вы поделиться с читателями, как вы проживали эти моменты два года назад? Что с вами происходило в то время?

- Я думаю, что не буду какой-то оригинальной, если скажу, что я просто переживала, и это было очень больно, и мне ужасно хотелось в Крым, и я не знала, как сложится вся эта ситуация, и как помочь. Самое главное, что в этой ситуации чувствуешь себя ужасно маленьким, каким-то ничтожным, беспомощным… И ты не знаешь, что тебе делать, потому что осознаешь, что от тебя практически ничего не зависит. Ты можешь ругаться, плакать, писать какие-то посты, но это все – капли в море.

Единственное, что меня спасает – и, возможно, я поделюсь с вами своим рецептом – это вера. Вера в то, что все равно справедливость восстановится. У меня с детства было чувство повышенной справедливости, и я ощущаю, что она должна восторжествовать. Невозможно скрывать какие-то дела грязные, какие-то сплетни, неправду – она все равно станет явной, для меня это очевидно. Все-таки, все будет хорошо, я это чувствую. Я не знаю, сколько должно пройти времени, но надо запастись терпением и верой.

И надо быть очень мудрым. Сейчас каждое слово, может быть воспринято по-другому, и очень сложно все время себя контролировать… Поэтому хочется, чтобы все набрались мудрости, терпения, и веры.

- Может быть, у вас есть какие-то идеи, что сейчас нужно делать нам, вам, правительству, Украине, чтобы вернуть Крым?

- Я всегда занималась музыкой, и начинала, если хотите, менять мир с себя. Вот ты просыпаешься, и говоришь себе: «Ну окей, ты хочешь это, это, это, постоянно от кого-то чего-то требуешь…А что конкретно сделал ты? Для того, чтобы было хорошо твоему дому, твоему соседу, твоей улице, твоей стране? Конкретно: что ты сделал для того, чтобы требовать? Мы все очень много требуем, а что мы даем взамен?

Поэтому я предлагаю единственный, как мне кажется, способ что-то изменить – это начать с себя. Становиться настолько лучше, чтобы не оставалось ни у кого шанса вообще найти в нас какой-то изъян. Чтобы даже ту неправду, о которой пишут сейчас об украинцах, чтобы было настолько очевидно, что это – ложь, только потому что мы стали круче, мы стали лучше, умнее, интеллигентнее, образованнее, и т.д. Мне так кажется.

Кристина Ломакина

Фото: QHA

QHA