БАХЧИСАРАЙ (QHA) -

Как и многие родственники членов Меджлиса, несколько дней назад Сафинар Джемилева была вызвана на допрос в первый следственный отдел управления по расследованию особо важных дел Главного следственного управления Следственного комитета РФ по Крыму, к некоему следователю Сальникову.

– Я решила пойти, чтобы они ко мне не имели претензий, думала, схожу напишу расписку, что я не буду давать показания на близкого человека. Звоню следователю, говорю, что мы едем с адвокатом, чтобы сказать, что мы отказываемся давать показания. А он говорит: уже нет нужды, потому что дела у меня нет, мы его передали ФСБ. Этим теперь занимаются органы госбезопасности РФ.

По телефону следователь также сказал Сафинар, что собирался говорить с ней по поводу поврежденных линий электропередач.

– Я сказала, что не имею к этому никакого отношения. Сам смеется там (следователь – QHA). До абсурда все доводят!

Известно, что ФСБ завела дело на Мустафу Джемилева по обвинению в организации теракта. Речь идет о подрыве опор ЛЭП на Херсонщине.

– Но там такая концентрация военных, оружия… Это российские диверсионные группы сделали. А татары просто не дают ремонтировать.

Жене лидера крымскотатарского народа, конечно, приходится быть в центре внимания. И зачастую негативного. Она вспоминает, как 20 сентября, когда началась гражданская акция по блокаде Крыма, провокаторы собрались у ее дома.

– Пришли тридцать молодчиков, забросали дом яйцами. Они так дудели в сирены, так кричали, что стал собираться народ. И только когда они ушли, объявилась полиция. И стали кидаться на людей: что ты тут делаешь, зачем пришел?.. А сегодня первый федеральный канал приходил. Я отказалась с ними говорить. Потом смотрю – дом снимают, асфальт вокруг. Зачем? Они ищут недовольных…

Сафинар говорит о том бессилии, которое испытывают многие люди, вынужденно живущие в оккупации:

– В Крыму от нас ничего не зависит. Все зависит от мировой политики, от того, какое решение примут по отношению к России великие государства. А мы пока в заложниках, лишенные права защищаться, права свободно передвигаться, развиваться как народ. Это только разговоры были, что построят Соборную мечеть. Никогда они нам ничего не построят. Там, где оккупация, не может быть никакого развития. Там может быть только террор, чтобы удерживать народ в повиновении.

Она рассказывает, что на любое культурное мероприятие в музеях или библиотеках полуострова крымскотатарские СМИ не пускают.

– И я не хожу никуда. Идите служите своей матушке России!

О стране, захватившей ее родную землю, Сафинар говорит коротко и уничижительно:

– Они сами против себя вводят эти санкции.

Люди в Крыму чувствуют, что обстановка обостряется с каждым днем. Теперь кремлевские кукловоды внушили своим марионеткам ненависть к Турции. У турок, живущих на аннексированном полуострове, начались проблемы. Сафинар боится, что скоро они не смогут свободно разговаривать на своем языке.

– Раньше если слышали украинскую речь – били, теперь по-турецки заговоришь – будут бить. Скоро турков погонят из России…

Рассказала глава Лиги крымскотатарских женщин и о притеснениях в Крыму:

Меня спрашивают: а кто вас в Крыму притесняет? А это не притеснения, когда тридцать молодчиков пришли и атаковали мой дом? Это не притеснения, когда я не могу спокойно выехать куда-то и заехать? В больницу попасть не могу, полтора месяца надо в очереди ждать. Скорую помощь вызывать не имеем права. Очереди кругом, цены бешеные. Это не притеснения? Детям нашим язык не дают учить, ставят седьмым уроком (в большинстве школ Крыма крымскотатарский язык изучают либо факультативно седьмым-восьмым уроком, либо в субботу, что никак не стимулирует интерес к предмету и нарушает права детей на изучение родного языка, QHA). 

Сафинар Джемилева говорит от имени своего народа, выражая его боль и надежду:

– Сейчас нам необходимо терпение. Наш народ мудрый, он пережил много страданий и видел много притеснений от властей. Сейчас мы в заложниках. И то, что мы держимся и продолжаем тут жить, – это уже героический поступок. Я считаю, что каждый крымский татарин сейчас – герой, который живет, растит детей, выживает в такой обстановке. Нам остается только ждать.

QHA