КИЕВ (QHA) -

Адвокат Эдем Семедляев во время пресс-конференции «Как гасили мирные собрания накануне «крымского референдума» призвал все украинские СМИ больше освещать все суды, проходящие над крымскими политическими заключенными.

На сегодняшний день в Крыму сидит 22 политических заключенных и с каждым днем люди добавляются, а информации очень мало. К тому же, стала активно использоваться карательная медицина. То есть людей насильно сажают в психиатрические больницы.

- Что касается дела Али Асанова, то мы фиксируем очень много нарушений. Расскажу только несколько. Например, их привозят в суды и их вывозят из суда полседьмого или семь вечера. И они не успевают завтракать и их держат целый день в суде и привозят уже после семи, соответственно они опаздывают на ужин. Получается, что целые сутки они находятся голодными, а мы это расцениваем как пытки, - рассказал Эдем Семедляев.

По его мнению, нахождение в СИЗО – это уже пытки для любого человека. А все это направлено для того, чтобы ребята, сидящие в крымском СИЗО, признались и кого-то оговорили. Ребят, проходящих по делу «26 февраля» сразу выпустили, если бы они сказали, что это организовал Ахтем Чийгоз и они участвовали в массовых мероприятиях. Но Мустафа Дегерменджи и Али Асанов оказались очень стойкими. А власти думали, что чем больше их давить, тем легче они рассыплются. Но оказалось наоборот, что чем больше на них давят, тем увереннее они стоят. И также по всем остальным делам.

- То есть мы видим, что все ребята очень стойко держатся, и никто не признается, и никто себя не оговаривает. Также хотел добавить по плитзаключенному Николаю Шиптуру. Я заходил к нему в колонию строгого режима, его состояние удовлетворительное. Хотел еще добавить, что у него действительно очень мало информации обо всем, что творится, так как связи нет с внешним миром. Поэтому он не знает, что происходит, - рассказал адвокат.

Эдем Семедляев также рассказал, что Николая Шиптура действительно пытали после того как его поймала «крымская самооборона». Его избивали, применяли электрошекер и у него до сих пор остались от него шрамы. И когда официальной милиции удалось отбить Николая у т.н. самообороны, то ему поставили условия, или он признается во всем, а именно в том, что он действительно стрелял в людей и хотел их убить, или правоохранители опять отдают его самообороне. А там они уже не отвечают за его жизнь, где его могут растерзать. И поэтому он вынужден был себя оговорить и подписать все документы. После чего суд и прокуратуре на основании тех признательных показательный быстро его посадили на 9 лет строго режима.  

Николай Шиптур, 1978 года рождения – житель Ивано-Франковска, женат, имеет сына. До событий Майдана семья Шиптур несколько лет подряд жила и работала в Испании, затем вернулась в Украину. Революционные события в январе 2014 года заставили Николая Шиптура поехать в Киев, где он в основном занимался охраной одной из ключевых локаций майдановцев - КГГА. На той же волне по призыву соратников он уехал в Крым поддержать акцию к 200-летию Шевченко…

Для участия в этой акции 6 марта 2014 года поездом из Киева в Севастополь выехало четыре активиста. Среди них – Николай Шиптур. Они намеревались использовать свой майдановский опыт для обеспечения безопасности участников митинга в случае очень вероятного совершения против них провокаций.

Чуть более года спустя, 28 апреля 2015 года, судья оккупационного Гагаринского районного суда города Севастополя Владимир Сибула вынес решение об осуждении гражданина Украины Николая Шиптура сроком до 10 лет колонии строгого режима за совершение преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 222 (незаконная перевозка оружия), а также ч. 3 ст. 30 и пп. "Б" и "Е" ч. 2 ст. 105 УК РФ (покушение на убийство лица в связи с осуществлением данным лицом служебной деятельности или выполнением общественного долга, совершенное общественно опасным способом).

16 июня оккупационный Севастопольский городской суд при рассмотрении апелляции снял обвинения в незаконной перевозке оружия, а также по процессуальным причинам уменьшил наказание по обвинению в покушении на убийство до 9 лет. Но суть дела оставил неизменной.

ФОТО: интернет

QHA