КИЕВ (QHA) -

На первый взгляд может показаться, что турецкая политика на сирийском направлении в последнее время имеет хаотичный и непоследовательный характер. Но Республика так же, как и другие стороны конфликта, в частности Россия и Иран, ставит перед собой определенные цели, защищая в первую очередь свои интересы и отстаивая свое видение будущего Сирии.

21 декабря в Москве Иран, Россия и Турция в лице министров иностранных дел и обороны провели встречу, которая из-за информационного резонанса, вызванного накануне убийством российского посла, получила меньше огласки, чем следовало бы. Кроме гуманитарного аспекта встречи, который был основным, в итоговом коммюнике, к удивлению многих, обнаружилось намерение способствовать диалогу между режимом Башара аль-Асада и сирийской оппозицией. Конечно же, Турция становится гарантом стороны оппозиции, а Россия – Асада.

Иран, Россия и Турция выражают готовность способствовать выработке и стать гарантами будущего соглашения между правительством Сирии и оппозицией, переговоры о котором ведутся.

Они глубоко уверены в том, что упомянутое соглашение поможет придать необходимый импульс возобновлению политического процесса в Сирии в соответствии с резолюцией Совбеза ООН за №2254, – говорится в документе.

Кроме того, стороны договорились в ближайшем будущем встретиться в Астане для продолжения диалога по сирийскому вопросу, ведь конфликт не закончился и, скорее всего, не закончится еще очень долго, учитывая ярое желание тирана Асада ликвидировать оппозицию в любом ее проявлении. Захватом Алеппо вряд ли все закончится, а продолжиться может, конечно же, городом Идлибом, куда были эвакуированы представители оппозиции и мирное население из разрушенного Алеппо. Как сообщало ранее QHA, об этом 16 декабря заявил специальный представитель ООН по Сирии Стеффан де Мистура.

 Я не знаю, что будет происходить в Идлибе, но если не будет договора о прекращении огня или политического решения, то он станет вторым Алеппо,  подчеркнул де Мистура. 

Если складывается впечатление, что таким образом официальная Анкара соглашается на компромиссы касательно будущего Сирии, то не стоит торопиться с выводами.

Турция практически с самого начала военного конфликта в Сирии очертила свою позицию: Сирия без Асада. И как бы России ни хотелось представлять в своих СМИ заявления Эрдогана как простые оговорки, с подобными вещами и словами шутки не шутят. Для РФ главным остается создание видимости и пиар хороших отношений между Москвой и Анкарой. Но 25 декабря министр иностранных дел Мевлют Чавушоглу в очередной раз напомнил о позиции своего государства:

Можно ли смириться с тем, что человек, виновный в гибели 600 тысяч сирийцев, остается у власти в стране? Асад не способен объединить Сирию, и ему нет места в будущем этой страны. Будущее устройство Сирии должно быть приемлемым для всего ее населения, сказал министр.

В то же время на территории Сирии с 24 августа продолжается турецкая военная операция в сотрудничестве с ВВС Международной коалиции и силами Сирийской освободительной армии – «Щит Евфрата», которая преследует ряд интересов Республики в соседнем государстве.

Одной из громких побед за последние месяцы является постепенное освобождение стратегически важного города Эль-Баб, контроль над которым позволит коалиции дальше наступать на позиции террористов в Мюнбидже.

Отметим, что Турция, втянувшаяся в сирийский конфликт в самом его начале сугубо по политическим мотивам, за пять лет развития конфликта получила только одни хлопоты и издержки. Когда до того вполне добрососедские отношения с сирийским режимом были испорчены, а доктрина бывшего министра иностранных дел Давутоглу «ноль проблем с соседями» окончательно скомпрометирована, Эрдогану пришлось напрямую вмешаться в конфликт и отстаивать турецкие национальные интересы уже на территории Сирии.

К сожалению, атаки на Турцию с территории Сирии, в том числе на Газиантеп, Килис и другие пограничные регионы, заставили нас перейти к решительным действиям. Наше терпение иссякло, и этому необходимо было положить конец, заявил президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган в начале военной операции.

Немного позже турецкий лидер акцентировал внимание на том, что Турция имеет право находиться в Сирии в связи с законным желанием защитить свои границы, в первую очередь от террористов ИГИЛ и курдских боевиков PYG.

24 августа турецкая армия официально перешла границу с Сирией, формально активизировав свою борьбу с террористами ИГИЛ.

Такое решение было мотивировано тем, чтобы не допустить объединения сирийских курдов в единый анклав по всей протяженности 900-километровой турецко-сирийской границы. То есть, войдя в Сирию под предлогом борьбы ИГИЛ, Турция заодно зачистила территории и от сирийских курдов, заставив их отступить к востоку от реки Евфрат. И это вполне логичный шаг,  если учесть, что если контроль над тем же Эль-Бабом установят курдские террористы PYD, то боевики смогут объединить подконтрольные зоны на востоке и западе реки Евфрат, а затем и попытаться создать так называемое государство на севере Сирии вдоль турецко-сирийской границы. 

Не менее важной для Турции сегодня остается проблема беженцев – миграционный кризис, так удачно игнорируемый европейскими государствами.

Европейский Союз был просто финансово не готов к приему такого количества людей на своей территории. Но организация нашла выход из затруднительного положения – Соглашение по решению миграционного кризиса с Турецкой Республикой. Правда, Соглашение не подарило надежду на скорое светлое будущее. Европа, страдающая привычными стереотипами по отношению к мусульманам, не стала принимать всех подряд под свое крылышко. Она подошла к вопросу более тщательно, отбирая тех мигрантов, которые могут быть хоть чем-то полезны государству, то есть образованных.

Итого в Европе, по последним подсчетам, находится приблизительно 350 тысяч человек, в то время как Турецкая Республика до начала обострения конфликта в Алеппо приняла на своей территории два миллиона беженцев. А после – 2,7 миллиона человек. Столь большая угроза для экономики Турции должна была быть закрыта все той же европейской стороной. Но в который раз Республика столкнулась с невыполненными обещаниями, что подтолкнуло ее к определенным шагам в Сирии.

Эрдоган не раз высказывался о необходимости возвращения беженцев назад, на территорию Сирии.

Я неоднократно повторял, что необходимо создать зону безопасности в Сирии, очищенную от террористов. Об этом мы также говорили США, России и Ирану. Открыто заявляю, что Анкара устроит зону безопасности на севере Сирии и не позволит террористам создать на этих землях государственное образование, заявил Раджеп Тайип Эрдоган 26 декабря.

Кроме того, причиной действий Турции на территории Сирии является защита еще одного тюркского народа – сирийских тюркоманов, проживающих в провинциях Лазкийе и Алеппо, которые также подвергаются постоянным бомбежкам и обстрелам режима Асада и РФ. Для Республики защита тюркского населения, будь то туркоманы или крымские татары, является в первую очередь исторически принципиальным вопросом.

Итак, в преддверии встречи  в Астане каждая из сторон будет пытаться занять выигрышные позиции, которые бы помогли ей приблизиться к решению своих задач.

Удастся ли надолго закрепить соглашение – большой вопрос, ведь на встречу пока не приглашены арабские монархии Залива – одни из главных застрельщиков войны. Но для Турции представляется хорошая возможность не де-факто, как сейчас, а официально, де-юре, закрепить коридор Аазаз – Джарабулус, то есть часть сирийской территории, одним махом решив две проблемы: беженцев и курдов.

Роман Кот, Настя Белова

QHA