Киев (QHA) -

Освобождение важного экономического центра всей Сирии, борьба за который длилась на протяжении 5-ти лет ценной жизней не только военных сил, но и мирных жителей, стало особо важным событием в истории государства и мира в целом. Нынешний президент Сирии Башар аль-Асад в последнем заявлении сделал довольно красивое сравнение событий последних недель:

— Мы говорим — до Рождества Христова и после Рождества Христова… Полагаю, об освобождении Алеппо мы будем говорить так: до освобождения Алеппо и после освобождения Алеппо, — говорится в кратком обращении Асада.

Безусловно, захват Алеппо силами Асада и его союзниками знаменует новую главу в сирийском конфликте, принеся режиму очередную локальную победу и еще ряд проблем в гуманитарной и политической плоскости, требующих безотлагательного решения. Но есть все основания полагать, что это был один из последних успехов режима.

Алеппо, как важный экономический центр всей Сирии в прошлом, в тоже время является и одним из важнейших театров военных действий страны. До начала гражданской войны в городе проживало население в размере свыше 2 миллионов человек, большая часть которого вынуждена была стать беженцами, и немало — погибло в ходе военных действий.

Сейчас, после пяти лет войны, по разным оценкам и данным, на захваченной сирийскими правительственными силами восточной части города проживает от 100 до 300 тыс. человек, всё это время остававшихся лояльными оппозиционным силам. Поэтому неудивительно, что, вытеснив оппозиционеров с Восточного Алеппо, мирное население подверглось массовому террору, который, по сути, является символическим заявлением прав захватчика на территорию и демонстративным жестом-напоминанием о том, кто тут «хозяин».

Этот пункт особенно важен, учитывая тот факт, что чета Асадов находится у правления страны вот уже 40 лет, на протяжении которых не раз была применена сила против инакомыслящих и оппозиции.

Ничего другого от них ожидать не приходится, ведь войска, лояльные режиму, сейчас состоят  на 90% из боевиков ливанской Хезболлы, иранского корпуса стражей революции и еще нескольких более мелких проиранских ополчений русских ихтамнетов и сброда со всего Ближнего Востока, имеющего мало общего с Сирией и с сирийцами.

Уже сейчас международные правозащитные организации бьют тревогу.

 — Гражданское  население в восточной части Алеппо, у которого  появился проблеск надежды, что атаки остановятся, и помощь наконец-то их достигнет,  вместо этого оказались в ловушке, подвергшись  новым  жестоким воздушным и наземным атакам, - заявил 14 декабря  директор Ближневосточного отдела правозащитной организации Хьюман Райтс Уотч.

По данным организации, войска, аффилированные с сирийским правительством, в период с 15 ноября по 9 декабря убили 383 гражданских, включая 58 детей. Но данные цифры от одной организации к другой отличаются и чаще всего в худшую сторону, усугубляя и до того печальную статистику погибших в Сирии за все время как гражданской войны, так и войны с террористической организацией ИГИЛ.

 Не остался в стороне и генеральный секретарь ООН, осудив действия афилиированных с Ассадом наемников. 

— Мы видели шокирующие съемки горящих людей на улицах города, предположительно после бомбардировки с воздуха. В Управлении Верховного комиссара ООН по правам человека получили сообщения о том, что в четырех районах города были собраны гражданские лица, в том числе женщины и дети, и казнены, — сказал Пан Ги Мун.

Срочно созванное заседание Совета безопасности ООН из-за ситуации в Алеппо также закончилось ничем, когда Россия в очередной раз “ушла в несознанку”, полностью отрицая свои преступления, что в  принципе и делала каждый раз, когда обвинения выставлялись или ей, или союзнику Асаду. Пожалуй, последней каплей полной бесчеловечности и отсутствия совести Москвы стало заявление российского постпреда Чуркина о том, что все те фотографии с погибшими и раненными детьми – фикция:

— Детей в Сирии посыпают пылью, чтобы выдать за жертв, — заявил на заседании Совбеза ООН Чуркин.

Посол Сирии, представляющий интересы Асада, далеко от российского коллеги не ушел, предъявив совету фото якобы солидарности и помощи правительственных войск мирным гражданам, на самом деле сделанное год тому назад в Ираке.  

Между тем, захват города создает больше проблем для режима Асада и его союзников, чем преимуществ. Для удержания города необходим большой гарнизон, который бы не допустил переход города назад в руки оппозиции, а ресурсы у Асада чрезвычайно ограниченны и ко всему прочему мало пригодны к ведению боевых действий. Правда, о своем амбициозном аппетите рассказал совсем недавно сам Башар Асад в интервью НТВ.

Казалось бы, что после практически полного захвата Алеппо правительственные войска все же приступят к заявленной пару лет назад борьбе с террористической организацией ИГИЛ, начав операцию зачистки Ракки. Второй альтернативной является процесс «добивания» сирийской оппозиции, ядро которой теперь полностью вместе с мирными гражданами Алеппо перемещается в Идлиб.

— Все это должно происходить параллельно. Мы укрепляем свои позиции в каждом районе, освобождаемом от террористов, чтобы не допустить контратаки с любой стороны – тем более, что террористы пользуются поддержкой различных стран. Одновременно с боевыми действиями мы ежедневно предоставляем возможность для выхода мирных граждан из тех районов, в которых находятся террористы, а также для выхода самих террористов – вне зависимости от того, хотят они покинуть данный район со своим легким оружием либо сдаться властям и воспользоваться амнистией.

Что касается Алеппо, естественно, освобождение города – очень важно. Однако прежде чем говорить о других районах, нам необходимо укрепить оборону города. Освобождение Алеппо не завершится взятием самого города. Необходимо обезопасить город извне. Какой город будет освобожден следующим, зависит от того, где наибольшее скопление террористов, получающих логистическую помощь из других стран. В данный момент между Алеппо и Идлибом имеется прямой канал коммуникации, - заявил Башар аль-Асад.

И что бы Асад не рассказывал  о своих дальнейших глобальных планах, возможности у правительственных войск весьма ограничены, о чем свидетельствует потеря исторического города Пальмиры.

Обычный для ИГИЛ в последнее время беспокоящий рейд, направленный на отвлечение сил отряда до 2-х тыс. человек, превратился в довольно значительную победу и создал локальный кризис, угрожающий Хомсу и всем  сообщениям между югом и севером, контролируемых Асадом территорий. При том что в самом городе находилось около 4 тысяч войск Асада, русских и афганских наемников из организации Фатемийун.  

Стоит отметить, что сама по себе Пальмира является важной более с исторически-культурной точки зрения, чем со стратегической. Окрестности города важны еще и благодаря сирийским нефтегазовым месторождениям, которые ценились не в одной войне.

Необходимость выделять дополнительные силы для штурма восточного Алеппо сыграла злую  шутку с проасадовскими силами, в результате чего после бегства из Пальмиры, что, судя по всему, было неожиданностью для самих террористов, на всем этом направлении вплоть до самого Хомса не оказалось сколько-нибудь значительных сил, способных воспрепятствовать блокированию авиабазы Т-4, городов Тияс и Керьятейн.

Позорное бегство асадовских и союзных сил из Пальмиры может повлиять сразу на несколько нюансов боевых действий по всей Сирии.

Оставленное тяжелое вооружение, стрелковое оружие и ПВО — просто «сладкий стол» к Рождеству в кругах террористов. Учитывая то, что сейчас ведется борьба Международной коалиции во главе с США с боевиками ИГИЛ в Мосуле и Ракке, такой новогодний подарок может сыграть злую шутку в дальнейшей борьбе, о чем американская сторона в принципе и заявила:

— Мы можем контролировать эту угрозу, и сделаем это, — заявил американский генерал Стивен Таунсенд.

А под контролем в данном контексте подразумевается бомбежка всего вооружения, которое Россия и Асад бросили в качестве трофея для ИГИЛ. Министерство обороны РФ на подобное заявление американских коллег отвечают просто: оружие старое, причин для беспокойств нет. 

Если под крыло террористов ИГИЛ перейдет еще и авиация, то это можно смело называть праздничным балом на провалах Асада и Путина.

Таким образом, при наличии крайне ограниченных сил, даже с учетом постоянно прибывающих наемников из Ливана, Пакистана и Афганистана, а также многочисленных иранских и русских сил, включая авиацию при проведении масштабных наступательных операций по типу взятия Алеппо, неизбежно задействуются все или почти все боеспособные силы. Этим сразу же готовы будут воспользоваться.

Итак, даже если не брать в учет человеческие факторы по типу бесчеловечность, жестокость и безразличие,  которые заставили весь мир подняться в акциях протестов и митингов, мы имеем, с одной стороны, полную дискредитацию шаражки Асад—Россия—Иран, в очередной раз подтвердивших свою репутацию военных преступников в Алеппо, а с другой – всё более ухудшающееся их военноё положение.

После взятия Алеппо город ещё нужно как-то удержать, для чего там нужен многочисленный гарнизон, который ещё необходимо где-то взять.

История с Пальмирой показала, что те небольшие боеспособные силы, которые имеются на стороне Асада, вынуждены охранять очень большие территории, будучи рассредоточенными небольшими отрядами. Для хоть сколько-нибудь успешных наступательных действий Асаду неизбежно приходится их отвлекать с охраняемых участков, чем с готовностью пользуются их противники, будь то ИГИЛ или кто-нибудь другой.Даже вероятное усиление помощи со стороны России и Ирана вряд ли изменит ситуацию, ведь того, что они сейчас способны предоставить, явно не достаточно.

Роман Кот, Анастасия Белова

QHA